История

История профсоюзной организации Томского государственного университета

   В 2005 г. исполнилось 100 лет профсоюзам, самой массовой общественной организации России. Почти такую же по длительности историю имеет и профсоюзная организация Томского государственного университета, старейшего вуза Сибири. Исследователям еще предстоит ее основательно изучить и написать.
   Трудно представить члена университетского коллектива, будь то профессор или доцент, рядовой преподаватель или лаборант, научный работник или аспирант, студент, рабочий или служащий, который бы не сталкивался с профсоюзом. Это не только регулярная уплата членских взносов, которые во многом и составляют материальную базу профсоюзной организации. В профсоюзные органы – профбюро, профком или местком мы обращаемся тогда, когда возникают проблемы с жильем или здоровьем, с выделением путевки на курорт или в дом отдыха, с развитием художественной самодеятельности, проведением культурных мероприятий или спортивных соревнований. В местком или профком нередко обращаются и ветераны для решения своих житейских проблем или просто в надежде встретить внимательного собеседника, найти сочувствие или понимание. Нередко туда обращаются студенты, которым отказали в предоставлении места в общежитии или возникли трудности с учебой или деньгами.
   Профсоюзы, а порой их деятельность не всегда бросается в глаза, занимаются и многими другими делами, связанными с организацией учебного процесса и научных исследований, охраной труда и здоровья членов университетского социума. В современных условиях профсоюзы – самая массовая общественная организация, выступающая посредником между работником и администрацией, защищающая его интересы и права. Вузовские профсоюзные организации занимаются улучшением условий труда и быта, содействуют воспитанию и организации отдыха студентов и сотрудников, членов их семей.
   Первая попытка создания профессиональных объединений в Императорском Томском университете была предпринята еще в ходе русской революции 1905-1907 гг. В отличие от Томского технологического института, где в 190) г. возник Союз младших служащих, объединивший обслуживающий персонал института, в университете по инициативе представителей либеральной партии кадетов, профессоров юридического факультета М.Н. Соболева, И.А. Малиновского и Н.Н. Розина в сентябре 1905 г. был организован так называемый «Академический союз». Он не являлся профсоюзной организацией в современном понимании этого слова, тем не менее профессора и младшие преподаватели пытались через это объединение влиять на ход университетской жизни. Однако этот союз просуществовал недолго и прекратил свое существование уже в 1907 г. Известно, что один из членов «Академического союза» профессор Н.Н. Розин был избран депутатом II Государственной думы.
   Вскоре после Февральской революции 1917 г. в апреле 1917 г. в Томском университете был организован Союз младших преподавателей, который добивался «более близкого участия младших преподавателей университета в жизни последнего, как учреждения автономного». В своем обращении на имя ректора Томского университета в числе других пунктов он включил требование предоставить представителям младшего преподавательского состава участвовать в заседаниях совета университета и факультетов, а также правления университета с правом решающего голоса. Председателем союза младших преподавателей был избран приват-доцент, доктор медицины А.А. Зимин. Весной того же года возник и профессиональный союз низших служащих университетских учреждений и высших женских курсов.
   Однако массовые профсоюзные организации появились в Томском университете лишь после гражданской войны, не ранее 1922 г. В то время происходила пролетаризация вузов. В университет стали в первоочередном порядке принимать выходцев из рабоче-крестьянской среды, в 1920 г. появился рабфак. Выпускники университета должны были составить основу будущей советской интеллигенции и принять активное участие в строительстве социализма. Преподаватели, служащие рабочие, являвшиеся членами профсоюза, избирали местком. В 1922 г. в ТГУ насчитывалось служащих и рабочих 336 человек, в том числе членов союза Рабпрос – 232 (из 114 рабочих членов профсоюза насчитывалось 86, служащих – 65, преподавателей – 80 человек). В 1923-1924 гг. одним из членов месткома ТГУ был Б.В. Тронов, профессор, зав. кафедрой органической химии физико-математического факультета ТГУ. Он одновременно избирался членом правления Сибкрайсовета HP, кандидатом и членом губбюро и окрбюро СНР.
   Студенты были объединены в несколько профорганизаций, во главе которых стояли профкомы кемедикосантруд, Рабпрос, профкомы совработников, химиков, коммунальщиков и др.). Объединяло их общеуниверситетское бюро профсекций – профисполбюро ТГУ (профсоюзное исполнительное бюро). Студенческие профсоюзы занималась решением вопросов организации учебы, материального обеспечения студентов, быта и отдыха. Необходимо заметить, что студенческие профсоюзы, особенно в 20-х гг., располагали значительными полномочиями, в том числе и в организации учебного процесса в вузе.
   На положение дел в профсоюзных организациях университета пыталась оказывать влияние многочисленная в то время коммунистическая ячейка ТГУ.
  В 20-30-е гг. серьезные изменения претерпел и профессорско-преподавательский состав университета. Во время революции и Гражданской войны и особенно после ее окончания заметно ухудшились материально-бытовые условия профессоров и преподавателей. Несмотря на принимаемые властями меры («академические пайки», всевозможные доплаты), заработная плата была ниже прожиточного минимума. Часть профессоров вынуждена была покинуть Томск и перебраться в центральные районы страны. В самом начале 20-х гг. под серьезной угрозой было и само существование университета. Его благодаря усилиям администрации удалось отстоять. Тем не менее прекратил самостоятельное существование юридический факультет, который в качестве правового отделения в марте 1920 г. вошел в состав созданного факультета общественных наук (ФОН). В 1921 г. в ФОН влился и историко-филологический факультет как этнолого-лингвистическое отделение. Историко-филологический факультет, наряду с физико-математическим, был открыт в Томском университете летом 1917 г. С июня 1920 г. постановлением Сибревкома были закрыты Сибирские высшие женские курсы, а естественное отделение курсов было слито с подобным отделением физико-математического факультета. ФОН же был ликвидирован в июле 1922 г. Структура университета постоянно менялась. В начале 30-х гг. произошла очередная реорганизация. Из состава университета были выделены медицинский и педагогический факультеты. В довоенное время появились НИИ (СФТИ, Биологический институт и Научно-исследовательский институт математики и механики).
   Подготовка преподавателей новой, социалистической формации требовала значительного времени и усилий. Поэтому в университете продолжала преподавать старая профессура, за исключением той ее части, которая дискредитировала себя в глазах советской власти сотрудничеством с целыми правительствами и была уволена с работы. В основном это были профессора юридического факультета.
   К 1926 г. в ТГУ среди профессоров и преподавателей 24% по своему социальному происхождению принадлежали к духовенству, 19% были выходцами из купечества, 3% – из дворян. Значительная часть профессоров происходили из чиновничьей и интеллигентской среды. Общественные организации университета, в том числе и профсоюзная, прилагали энергичные усилия, чтобы старая научная интеллигенция по своим идейным взглядам стала советской.
   На одном из заседаний исполбюро комячейки в октябре 1923 г. говорилось, что последней в работе с профсоюзами «постоянно необходимо приучать рабочих, считающих профессуру принадлежащей к буржуазии, к мысли о том, почему советскому государству эта профессура еще нужна, учить их тому, так держаться с ней, чтобы без излишних трений обезвредить ее».
   При этом следует иметь в виду, что обстановка в стране в 20-30-е гг. была чрезвычайно сложная. Индустриализация, курс на которую был взят партийным и советским руководством, жестокая, со многими человеческими жертвами коллективизация, массовые репрессии 30-х гг. – все это сказывалось на жизни общества в целом и на вузовских работниках в частности. Часто не хватало самого необходимого для жизни. Были перебои со снабжением продуктами питания, а выбор их порой был чрезвычайно скуден. То же самое происходило и с промышленными товарами. Не строилось жилье для работников вузов, и многим семьям преподавателей, научных сотрудников пришлось ютиться в коммунальных квартирах или снимать жилье в частном секторе.
   Профсоюзной организации преподавателей, рабочих и служащих много приходилось в 20-30-е гг. заниматься вопросами улучшения условий труда и быта сотрудников.
   Советское государство предпринимало тогда меры, направленные на улучшение положения научных работников с тем, чтобы привлечь их на свою сторону. Так, например, в соответствии с действовавшим в то время законодательством научные работники могли рассчитывать на получение пенсии в двух формах – академической и персональной. Штатные профессора и преподаватели вузов, прослужившие не менее 25 лет в качестве научных работников, имели право на получение пожизненной пенсии в размере полного своего оклада с автоматическим повышением пенсии по мере повышения тарифов. Персональные пенсии назначались лицам, имеющим «исключительные заслуги» перед страной в области революционной и профессиональной деятельности, а также в области науки, искусства и техники. При этом под «лицами с исключительными заслугами» в области научной работы понимались деятели, как говорилось в соответствующей инструкции, «внесшие своими трудами в соответствующей области ценный вклад в общечеловеческую и российскую культуру общегосударственного масштаба». Эти пенсии утверждались комиссией по назначению персональных пенсий при Наркомате социального обеспечения РСФСР.
   Все научные работники были поставлены на учет. Он велся в первую очередь по линии правительственных органов в лице центральной комиссии по улучшению быта ученых – ЦЕКУБУ, созданной при Совнаркоме РСФСР. С другой стороны, вели учет и профессиональные организации. Вступая в профессиональный союз работников просвещения, научные работники – члены профсоюза – образовывали в нем автономную секцию, секцию научных работников (СНР). Во всех городах, где число научных работников – членов секции – было не менее 25, а к ним относился и Томск, действовали отделения секции научных работников. Согласно Положению от 17 декабря 1924 г. перед СНР ставились следующие задачи. Во-первых, секция занималась изучением условий труда и жизни научных работников и вырабатывала меры к их улучшению, в частности по вопросам нормирования труда, тарификации, охраны труда и др. Во-вторых, секция вела работу по заключению тарифных договоров, участвовала в разрешении конфликтов членов секции с учреждениями и между собой, представительствовала в органах и учреждениях от имени научных работников. В-третьих, секция учреждала кассы взаимопомощи, санатории, дома отдыха, клубы, школы и т.д. В-четвертых, с разрешения ЦК союза СНР осуществляла связь с иностранными профессиональны­ми объединениями научных работников.
   Наряду с этим СНР имела право участвовать в работе госорганов по вопросам, касающимся научных работников, выдвигать кандидатов на руководящие административные посты в госорганы, ведавшие вузами, принимать участие в выдвижении научных работников, в работе по повышению научной квалификации и профессиональной подготовке научных работников, содействовала организации и развитию научных и научно-просветительных обществ и ассоциаций, активно участвова­ла в культработе среди членов союза и содействовала ее развитию. Наконец, содействовала распространению и популяризации научных знаний среди широких масс трудящихся.
   Секция научных работников существовала в те годы и в Томском университете и активно занималась теми видами деятельности, которые были определены Положением о СНР.
   Назовем лишь несколько имен преподавателей и научных работников ТГУ тех лет. И.К. Баженов, известный геолог, прошел путь от ассистента до профессора, избирался членом ревизионной комиссии Томского городского бюро СНР, членом Томского городского бюро СНР (1937-1939).
   Такой же путь в предвоенные годы прошла и физик М.А. Большанина, которая избиралась членом месткома СНР, председателем местного бюро СНР, членом городского бюро СНР (1933-1937). Известный ботаник, профессор В.В. Ревердатто в 1924-1927 гг. был председателем губернского бюро СНР. Профессор, впоследствии академик, физик В.Д. Кузнецов избирался членом окрбюро СНР (1925-1927), был членом правления и председателем нескольких секций Клуба научных работников (1926-1930). Профессор-биолог В.П. Чехов с 1925 г. был членом профкома работников просвещения ТГУ, а в 1931-1932 гг. заведовал культурно-массовым сектором бюро СНР ТГУ. Н.Н. Карташова в 30-х гг. являлась секретарем секции научных работников (СНР) ТГУ. Доцент, а затем профессор А.Б. Сапожников в 30-х гг. был членом цехкома СФТИ (1939). Доцент В.В. Поттосин до начала войны был председателем профкома НИИММ. Аспирант, затем доцент и профессор И.П. Лаптев в 30-х гг. избирался председателем цехкома БИНа и биологического факультета. Будущий профессор П.П. Петров избирался председателем СНР при МК ТГУ, членом и председателем цехкома химического факультета ТГУ, членом ревизионной комиссии МК ТГУ.
   В статье М. Цапова «Профорганизация университета к 50-летнему юбилею», опубликованной в специальном номере университетской многотиражки «За качество кадров» 25 мая 1934 г., подчер­кивалось: «Профорганизация к 50-летнему юбилею ТГУ приходит сплоченной и монолитной. Ее возглавляют лучшие товарищи, ведущие большую активную работу, твердо и неуклонно проводя­щие в жизнь решения правительства о высшей школе. […] Профсоюз сегодня стоит на высоте положения, твердо стоит на марксистко-ленинских позициях. Он крепко держит красное знамя Ленина, на котором написано: «Профсоюз есть организация воспитания, организация вовлечения, обучения, это есть школа управления, школа хозяйничанья и школа коммунизма». Под этим лозунгом воспитываются и работают все члены профсоюза ТГУ с момента ее зарождения в университете. Окончившие университет уходят из него в полной боевой готовности принять на себя решение задач, стоящих перед тем производством, в которое они вошли».
   Среди тех, кто возглавлял профсоюзную организацию университета в 30-е гг., были политэконом П.И. Скороспелова и химик А.Ф. Мальцев.
   Накануне войны в составе ТГУ было 7 факультетов (физико-математический, химический, био­логический, геолого-почвенный, географический, специальный факультет и историко-филологический), заочное отделение и 3 научно-исследовательских института (Сибирский физико-технический институт с ионосферной станцией, Научно-исследовательский институт математики и механики и Научно-исследовательский институт биологии). Кроме того, имелись Сибирский ботанический сад, Научная библиотека, биологическая станция, Гербарий и 6 музеев – зоологический, палеонтологический, почвоведения, минералогический и материальной культуры. В 1940/41 уч. г. в ТГУ обучались 2031 студент, 47 аспирантов. Профессорско-преподавательский состав насчитывал 206 человек.   Ежегодно университет выпускал около 200 молодых специалистов.
   С началом войны значительная часть преподавателей, научных работников, рабочих, лаборантов, рабочих и служащих, студентов были призваны в армию. Университету пришлось освободить под оборонный завод главный корпус, а студенческие общежития – госпиталя. В невероятно трудных условиях продолжались учебный процесс и научные исследования.
   Значительную роль играла и университетская профсоюзная организация, которую в годы войны возглавила доцент физико-математического факультета Е.Н. Аравийская, а затем зав. кафедрой физвоспитания Л.Г. Выдрин. В 2005 г. в Издательстве ТГУ была опубликована книга документов и воспоминаний «С верой в Победу», в которой подробно освещена деятельность профсоюзной организации ТГУ военных лет. Ограничимся лишь несколькими примерами. Это шефство над госпиталями, сбор и пошив теплых вещей для армии, помощь семьям фронтовиков. При месткоме ТГУ была создана постоянная комиссия. Совет семей фронтовиков возглавила доцент Л.Г. Майдановская. В него входили также Л.В. Шумилова, П.И. Скороспелова, Л.Н. Кругляк и др. Семьям фронтовиков помогали ремонтировать жилье, снабжали их топливом, оказывали помощь в посадке и уборке картофеля и овощей, направляли на отдых в пионерские лагеря детей, заботились об их питании и одежде. Профессор К.А. Кузнецов, член месткома ТГУ, занимался организацией индивидуального огородничества как уполномоченный Новосибирского обкома профсоюза высшей школы, снабжением университета углем.
   Профсоюзная организация университета много сделала и для восстановления главного корпуса после того, как его освободили от оборонного завода. Выступая на одном из заседаний ученого совета ТГУ в 1945 г., проректор В.А. Пегель подчеркнул: «В этом деле общественность университета и, в частности, местный комитет, профсекции должны сыграть большую роль. Помочь ректорату до максимума использовать свои внутренние ресурсы, как в изыскании материалов, так и рабочей силы. Нам будет необходимо привлечь к восстановительным работам не только студенчество, но и научных работников, рабочих и служащих. Нужно повысить инициативу и сознательность коллектива универ­ситета на приведение в порядок тех мест, где каждому придется работать». Много проблем пришлось решать университетской профсоюзной организации и в послевоенные годы. Обратим внимание на то, что в1950-1954 гг. профорганизации сотрудников и студентов объединились в одну. Однако объединение не пошло на пользу, и в дальнейшем, вплоть до сегодняшнего дня, они существуют раздельно.
   Центральной задачей профсоюза, как явствует из архивных документов, в 40-60-е гг., являлась мобилизация народных масс на выполнение задачи восстановления народного хозяйства, разрушенного войной, а затем на  создание «материально-технической базы коммунизма».
   Профсоюзы активно занимались вопросами организации учебного процесса и научных исследо­ваний, подготовки специалистов для различных сфер народного хозяйства, кадров высшей квалификации, организации быта и отдыха сотрудников и студентов и т. д.
   В послевоенные годы заметно укрепилась материальная база университета, увеличилось число кафедр и лабораторий, были открыты новые факультеты и НИИ. Об этом красноречиво говорят следующие цифры. В сентябре 1945 г. в ТГУ обучалось немногим более 1000 студентов, которым преподавали 23 профессора и 49 кандидатов наук, а на конец 1945/46 уч. г. в университете насчитывалось 217 преподавателей. К концу 70-х гг. в ТГУ имелось 12 факультетов, 78 кафедр, заочное отделение, обучалось около 8000 тыс. студентов. Только за период с 1971 по 19/9 г. университет выпустил более 12000 специалистов. В 1979 г. в ТГУ работало 700 преподавателей, в том числе 59 докторов и 314 кандидатов наук. В трех НИИ и в нескольких десятках лабораторий вели исследования 11 докторов и 270 кандидатов наук.
   В книге приводятся многочисленные документы и материалы, рассказывающие о всесторонней деятельности университетских профсоюзов в решении этих и других задач, стоявших перед университетом. Университет неоднократно выходил победителем в соцсоревнованиях разного уровня, был удостоен двух высоких правительственных наград – ордена Трудового Красного Знамени и ордена Октябрьской Революции. В этом есть и заслуга университетской профсоюзной организации.
   Однако нельзя идеализировать деятельность профсоюзов университета в рассматриваемый период. Много в ней было недостатков и формализма, особенно в организации социалистического соревнования. Тем не менее, и сегодня было бы неверным отрицать ту полезную роль, которую оно играло в мобилизации университетского коллектива на решение конкретных задач, будь то подготовка специалистов, кандидатов и докторов наук, организация научных исследований, строительство жилья, базы отдыха и т. п.
  Вот еще несколько видов деятельности профсоюзной организации университета в 70-80-е гг. Это широкое распространение лучшего опыта производственной работы, контроль за ходом выполнения и подведение итогов соцобязательств ТГУ в целом и его подразделений в частности, конкурсы лучших по профессии и т. д.; организация свободного времени преподавателей, рабочих и служащих, студентов, развитие спорта и художественной самодеятельности, летний отдых сотрудников и членов их семей.
   Трудно назвать то, чем не занимались профсоюзы в те годы. Это забота о здоровье и лечении сотрудников и студентов, профессиональном росте преподавателей и научных сотрудников, охрана труда, забота о ветеранах, жилье, организация сельхозработ, садоводческих кооперативов и многое другое. Есть у профсоюзной организации заслуги и в организации реставрационных работ корпусов университета во второй половине 80-х – 90-х гг. Профсоюзную организацию сотрудников в послевоенный период возглавляли П.П. Куфарев, Н.А. Нагинский, А.П. Бородавкин, Л.А. Алексеенко, Л.Н. Ивановский, А.Д. Колмаков, В.П. Степанов, Л.Д. Ефанов, М.С. Кузнецов, В.Ф. Воло-вич, Н.Р. Сапунов, М.К. Свиридов, Л.А. Голишева, А.И. Летувнинкас, Г.Б. Князев, В.Г. Иванов, В.Е. Хохлов, А.А. Вааль.
   Студенческий профсоюз возглавляли И. Казанцев, М. Кудрявцев, А. Лебедев, И. Отмахов, А. Перов, М. Решетников, Ю. Мастрич, В. Постол, В. Черных, Л. Казанцева, Т. Удод, В. Казаков и другие.
   С развалом СССР высшая школа оказалась в тяжелом положении. Нарастание в стране инфляционных процессов, непосильное налоговое бремя, резкое повышение тарифов на коммунальные услуги – все это поставило университет в крайне тяжелое положение. Финансирование ТГУ осуще­ствлялось в крайне скудных размерах ежемесячно при отсутствии годовой сметы. Частыми были задержки с выплатой заработной платы. Развал вузовской науки ускорил процесс распада сложившихся научных коллективов. Необходимо было искать новые организационные формы, позволяющие зарабатывать деньги, чтобы сохранить научный потенциал и университет в целом.
   В этой сложной обстановке новые задачи решали и профсоюзы. Первое и основное место заняла социальная защита работников университета: заработная плата, условия труда, лечение, оказание материальной помощи, соблюдение законности.
  За эти 10 лет профсоюзные организации сотрудников и студентов использовали весь свой арсенал борьбы за права работников отрасли – это пикеты, забастовки, митинги и другие акции протеста. Наряду с этими главными задачами остались и те, которые решались в предшествовавшие периоды: здоровье и отдых работников университета и студентов, детей, спорт, культурно-массовая работа, забота о ветеранах и другое.
   Отличительной особенностью работы в данный период является деятельность профсоюзной организации ТГУ через коллективный договор, который заключается с 1991 г. Студенческий профком в 2000 г. подписал соглашение с администрацией ТГУ, которое направлено на защиту прав и социально-экономических интересов студенчества.
  В настоящее время профсоюзная организация сотрудников Томского университета объединяет 36 профорганизаций подразделений, насчитывающих около 5000 членов профсоюза, в том числе более 410 аспирантов, 150 докторов наук и 630 пенсионеров. Студенческая профсоюзная организация студентов имеет в своих рядах около 8000 студентов.
   Работа в различных выборных органах явилась хорошей школой, где многие приобретали навыки общения с людьми и управления коллективами. Ее прошли многие профессора и преподаватели, научные сотрудники университета. Так, будущий профессор-радиофизик В.Н. Детинко в период учебы в университете избирался председателем студенческого профкома ТГУ (1946-1948). Профессора И.М. Разгон, З.Я. Бояршинова, Л.В. Шумилова, И.А. Вылцан, М.С. Горохов, А.А. Земцов, Г.А. Катаев, Б.Ш. Перкальскис, А.С. Петров, Т.Н. Петрова А.ф. Терпугов, Г.А. Медведев и другие избирались членами профкома (месткома) ТГУ. Профессор М.П. Евсеев до того, как стать деканом экономического факультета, работал в составе профбюро факультета. Профессор В.Н. Кащеев в 50-е гг. избирался председателем профбюро СФТИ, членом месткома ТГУ, был делегатом VI съезда профсоюза работников просвещения, высшей школы и научных учреждений (1965) и XIV съезда профсоюзов СССР (1965), членом ЦК профсоюза работников просвещения, высшей школы и научных учреждений (1965-1971). Профессор З.И. Клементьев избирался председателем и членом профбюро механико-математического факультета, членом и председателем месткома ТГУ. Профессор М.П. Кортусов, который много лет был проректором по научной работе, в 40-х гг. избирался членом, а затем председателем цехкома геолого-почвенного факультета. Профессора В.Н. Вилюнов, Т.М. Платова и А.Н. Кудинов (одно время проректор по научной работе) избирались председателями профбюро физико-технического факультета. Профессор Т.М. Платова являлась также членом обкома профсоюза работников просвещения, а затем обкома профсоюза работников высшей школы и научных учреждений. Профессор В.И. Русанов в 1952-1953 гг. был членом профбюро геолого-географического факультета.
  Доцент, затем профессор В.П. Фадин избирался председателем профкома объединенной профсоюзной организации СФТИ и физических факультетов ТГУ.
   Председателем профбюро АХЧ ТГУ много лет подряд избирался П.Д. Князев, участник Великой Отечественной войны, зав. аспирантурой, К.В. Савицкий в 1946-1947 гг. – зам. председателя месткома ТГУ, в 1947-1951 гг. – председатель культурно-массовой комиссии обкома союза работников высшей школы и научных учреждений.
   Профессор А.Н. Гундризер избирался председателем цехкома биологического факультета, членом и председателем профбюро биолого-почвенного факультета, членом Томского обкома профсоюза работников высшей школы и научных учреждений.
  Профессор В.А. Преснов в 1945-1947 гг. был председателем цехкома СФТИ, членом месткома ТГУ, членом обкома союза работников просвещения, высшей школы и научных учреждений того же союза и членом республиканского комитета того же союза (1962-1964).
   Доктор физико-математических наук А.И. Лихачев во время учебы в ТГУ избирался членом профкома, в аспирантуре был профоргом лаборатории СФТИ, членом месткома ТГУ. С 1946 г. был уполномоченным комиссии по улучшению быта ученых (КУБУЧ) при Томском обкоме Союза работников высшей школы и научных учреждений по ТГУ. В 50-х гг. избирался зам. председателя профбюро СФТИ.
   Ректор, профессор А.П. Бычков был членом Республиканского комитета профсоюза работников просвещения, высшей школы и научных учреждений РСФСР (1975-1985 гг.), делегатом XIV съезда профсоюзов СССР (1968). Сменивший его на посту ректора профессор Ю.С. Макушкин с 1986 г. кандидат, затем член Республиканского комитета профсоюза высшей школы и научных учреждений. Нынешний ректор, профессор Г.В. Майер, работал председателем профкома СФТИ (1984-1988), избирался членом президиума Томского обкома профсоюза работников народного образования (1988), делегатом XIX Всесоюзного съезда профсоюзов СССР (1989). Проректор по социальной работе В.В. Казаков несколько лет возглавлял студенческий профком, в настоящее время является депутатом Томской городской думы.
   Эту же школу прошли многие другие студенты, аспиранты, преподаватели и научные сотрудники Томского университета.
Пучкова Н. А.
Фоминых С. Ф.
Мерзляков О. Э